Background Image
 1 / 4 Next Page
Information
Show Menu
1 / 4 Next Page
Page Background

6

Писать о таких людях, как Андрей

Саввич, не так-то просто. Я часто

задавал себе вопрос: почему? И

недавно, когда с одним из

сослуживцев зашел разговор на

совершенно отвлеченную тему — о

йоге и о ее целительных свойствах

(он увидел у меня на столе

репродукцию портрета Николая

Рериха, написанного Святославом

Рерихом, и завел разговор об

Индии...), мне пришел в голову как-

то сам собой очень простой и ясный

ответ: писать сложно о нем, потому

что он, как глубокая, многогранная

личность, выразил своей творческой

судьбой и пропустил через себя

события последних двух

десятилетий, пережил по-своему

историю своего народа, трагедии

войн и репрессий XX века, которые

«Вечное исцеление,

вечный поиск,

вечное достижение»

Мысли

о творчестве

Андрея Борисова

сопровождают нас и ныне. Он в этом

— всечеловеческая фигура.

Он Творец и выразил это время на

подмостках Саха театра — театра

национального, в названии которого

имя этноса, доселе неизвестного

широкой российской публике.

Творчество Борисова сродни пути,

которым шел Николай Рерих.

Борисов, как написал Николай

Константинович о созданном им

Институте «Урусвати», тоже работает

«для нового труда и достижений».

Рерих искал «вечное исцеление,

вечный поиск, вечное достижение» в

мудрости далекой Индии. А разве не

заключена в якутском Олонхо

мудрость веков, мудрость народа,

как и в индийских «Ведах»?