Специальные подборки
Издания подборки 221 - 230 из 266
221.

Количество страниц: 6 с.

Данная статья посвящена результатам петрографического анализа светлоокрашенных нефритов из трёх неолитических местонахождений Якутии: Джикимдинского погребения, стоянок Вилюйское Шоссе и Владимировка II. Доказывается, что данный вид экзотического сырья экспортировался в Якутию из месторождений среднего Витима. Предполагается, что белые нефриты распространялись из Витимской горной страны как на юго-запад – на побережье оз. Байкал, так и на северо-восток – в Якутию.
This article presents the results of petrography research of light-colored nephritic artifacts from three archaeological sires of Yakutia (Dzhikimda's tomb. settlements Vladimirovka 2 and Viluickor shoosse). The results allow identifying with confidence these nephritic artifacts with deposit of light-colored nephritic on Middle Vitim. It was observed also some other manifestations of such artifacts of light-colored nephrite: on the west coast of Lake Baikal (west direction), on the Middle and Upper Vitim, in West Transbaikalia (south direction). Communications connected with the transporation the light-colored nephrite are recorded in the span of 8000-3500 BP. The longest distance of transportation is discovered namely in the case of Yakutia artifacts (about 1000 km in a bee-line). Authors appreciate this phenomenon of long communications as the specific of Neolithic of East Siberia.

Витимский нефрит в археологии Восточной Сибири / А. Н. Алексеев, В. М. Ветров, В. М. Дьяконов, А. П. Секерин, А. В. Тетенькин // Известия лаборатории древних технологий. — 2006. — Вып. 4. — С. 74-79.

222.

Количество страниц: 15 с.

Работа посвящена изучению керамических комплексов ымыяхтахской культуры позднего неолита, зафиксированных на памятниках долины Туймаада в Центральной Якутии. В ходе исследования выделено две основных традиции технического оформления керамики: 1) вафельная; 2) рубчатая. Гладкостенные сосуды встречаются редко. Состав теста вафельных и рубчатых ымыяхтахских сосудов Туймаады практически идентичен. Обязательной добавкой в глиняное тесто ымыяхтахской керамики, за редким исключением, была шерсть. Некоторые вафельные сосуды резко отличаются от других сосудов отсутствием в тесте песка. Наибольшее количество вариаций рецептов приготовления формовочной массы отмечается у вафельной керамики, но для всех видов керамики доминирующим являлся рецепт приготовления по схеме “глина + песок + породные обломки + органика”. В тесте всех ымыяхтахских сосудов Туймаады фиксируется примесь органики. При рассмотрении параметров толщины стенок и венчиков видны незначительные различия. Средняя толщина стенок вафельных сосудов незначительно меньше, а бортиков – больше, чем рубчатых. Стенки гладкостенных сосудов тоньше, чем у вафельных и рубчатых, а бортики – толще. Для рубчатой керамики Туймаады характерна, только усечённо-яйцевидная или усечённо-шаровидная форма сосудов, иногда с венчиком, наклонённым внутрь сосуда под углом около 45, и ребром, образованным в месте перегиба. Сосуды усложнённой профилировки более характерны вафельной и гладкостенной разновидности. При анализе способов художественной орнаментации ымыяхтахских сосудов Туймаады существенных расхождений не выявляется. В целом, художественное оформление ымыяхтахских сосудов Туймаады аналогично керамическим комплексам синхронных памятников Лены, Вилюя, Алдана и Олёкмы, однако, помимо уже известных до того мотивов, фиксируются новые варианты орнамента.
The article is devoted to research of the ceramic complexes of Ymyyakhtakh culture of Later Neolithic founded on the sites of Tuymaada valley in the central Yakutia (middle part of Lena river, neighborhood of Yakutsk). There were delineated two main traditions of ceramics technical decoration: waffle and ribbed ones. The smooth-sided vessels are rare. The consistence of the waffle Ymyyakhtakh vessels is really same to ribbed ones. In most cases the wool was an inevitable addition to the clay breed of Ymyyakhtakh pottery. Some waffle vessels are sharply different from others by the absence of sand in the clay breed. The most variations of receipts of the model mass belong to waffle pottery, but for every type of ceramic the main receipt is "clay + sand + debris + organics". The organic admixture is recorded in every Ymyyakhtakh vessel of Tuymaada. All discovered types (ribbed ceramics, waffle ceramics, smooth-sided ceramics) have complex profile of vessels. There couldn’t be delineating also any significant difference for artistic decoration.Generally, the artistic decoration of Ymyyakhtakh vessels of Tuymaada is analogous to ceramic complexes of the sites of Lena, Viluy, Aldan and Olekma rivers. But on Tuymaada there are discovered some new variants of decoration.

Дьяконов, В. М. Керамика позднего неолита Якутии : (по материалам долины Туймаада) / В. М. Дьяконов // Известия лаборатории древних технологий. — 2006. — Вып. 4. — С. 104-118.

223.

Количество страниц: 9 с.

Статья посвящена колчанным крюкам, обнаруженных в якутских могильниках XIV–XVIII вв. Колчанные крюки были хоть и немногочисленным, но довольно распространённым элементом воинской амуниции якутов. Всего учтено пятнадцать таких предметов, выполненных из железа и сплава типа латуни. О том, что все найденные крюки входили в систему саадачных комплектов, свидетельствует их повсеместное нахождение в комплексе с колчанами, луками и стрелами. Найден целый саадачный комплект, включающий пояс с крюком-застёжкой, колчан и налуч с подвесом. Судя по нему, другие крюки, скорее всего, тоже играли роль застёжек стрелковых поясов. Кожаный ремень пояса не был цельным, а перемежался с кольцами, к которым крепился подвес колчана и налуча. Железные колчанные крюки, подобные якутским, были широко распространены у кочевников Сибири, в том числе и у средневековых племён Южного Приангарья и верхней Лены, с которыми связывается этногенез якутов.
This article is dedicated to a quiver hooks found in Yakut burial grounds of XIV–XVIII centuries. Quiver hooks were though not abundant but quite a widespread element of the military ammunition of Yakuts. In total, we took stock of fifteen such items made of iron and brass-like alloy. The bases of the fourteen Yakut quiver hooks are plate-like and one hook is rod-like. The plates are either not structurally distinguished or look like a closed loop, sometimes bent to the side of the base, or a plate with a slot. The tonguelets of the iron hooks are a gradually tapering part of the base plate bent in a hooklike form to the front side. In one case the tonguelet is soldered to the base. We can assume that all the hooks were part of an archer's kit as in all places where we found them they were together with quivers, bows and arrows. We found a whole archer's kit comprising a belt with a hooklike buckle, a quiver and a case bow with a carrier strap, by which we can reckon that other hooks, most likely, served as the buckles of a shooter's belt. The leather belt is not one-piece but alternates with rings to which the carrying strap of the quiver and the bow case were attached. Iron quiver hooks, like Yakut ones, were widespread among nomads of Siberia including medieval tribes of the South Angara region and the Upper Lena region, with which the ethnogeny of the Yakuts is connected.

Дьяконов, В. М. Колчанные крюки в якутских могильниках XIV-XVIII вв.=Quiver hooks in Yakut burial grounds of XIV-XVIII centuries / В. М. Дьяконов // Древние культуры Монголии, Байкальской Сибири и Северного Китая : материалы VII международной научной конференции, Красноярск, 3-7 октября 2016 г. — Красноярск : Сибирский федеральный университет, 2016. — Т. 2. — С. 48-56.

224.

Количество страниц: 9 с.

Работа посвящена описанию и анализу антропоморфных изображений на древней керамике Сибири. Существовало, по меньшей мере, две больших конвергентных области зарождения и распространения традиции изготовления керамических сосудов с антропоморфными изображениями. Это Зауралье и Западная Сибирь, а также Восточная Сибирь и Якутия. Анализ антропоморфных изображений на керамике показывает преемственность образов и изобразительных канонов в пределах огромных территорий и на протяжении тысячелетий. Наиболее ранние образцы керамики с антропоморфными изображениями, относятся к эпохе неолита. Это барельефные личины, а также ростовые фигуры. В эпохи палеометалла и средневековья типичными становятся стилизованные антропоморфные фигуры и личины, выполненные в прочерченной, накольчатой, отступающей или зубчато-гребенчатой технике. Скульптурная личина, выполненная в налепной технике в сочетании с насечками и вдавлениями, является позднейшим реликтом древних традиций. Антропоморфные изображения на керамике были признаком её необычности. Они отражали сакральные, мифологические или ритуальные воззрения её создателей.
Work is devoted to the description and analysis of anthropomorphic images on ancient ceramics of Siberia. There were at least two large independent areas of generation and propagation of the tradition of making ceramic vessels with anthropomorphic images. This is a Transurals with Western Siberia, and East Siberia with Yakutia. Analysis of anthropomorphic images on ceramics shows the continuity of images and visual canons within the vast territories and over the millennia. The earliest examples of ceramics with anthropomorphic images belong to the Neolithic period and represented with bas-relief masks and full-growth figures. In the Paleometal and Middle Ages became typical stylized anthropomorphic figures and masks made in incised, stroke-ornamented, drag-and-jab or cogged-comb technique. Sculptural mask made in molded technology combined with grooves and impressions is a late relic of ancient traditions. Anthropomorphic images on ceramics were a sign of its singularity. They reflect the sacred, ritual or mythological beliefs of its creators.

Дьяконов, В. М. Антропоморфные изображения на древней керамике Сибири=Anthropomorphic images on ancient ceramics of Siberia / В. М. Дьяконов // Материалы V международной научной конференции "Древние культуры Монголии и Байкальской Сибири" (Кызыл, 15-19 сентября 2014 года). — Кызыл : Тувинский государственный университет, 2014. — Ч. 1. — С. 214-222.

225.

Количество страниц: 5 с.

В последние годы в Ленском районе Республики Саха (Якутия) было открыто два новых святилища – Джампа и Эргеджей. Объекты расположены в тайге, на берегу небольших рек бассейна Лены. Здесь, на живописных скалах-останцах были обнаружены петроглифы и святилища, на которых найдены жертвоприношения в виде каменных орудий эпох неолита-палеометалла, поздний этнографический и современный материал.
In recent years, in Lensk district of Yakutia opened two new sanctuaries - Jampa and Ergedzhey. Objects are located in the taiga, on the banks of small rivers of the Lena basin. Here, on picturesque cliff-outliers were discovered petroglyphs and altars, which are found stone tools of the Neolithic-Bronze Age and later ethnographic and contemporary material.

Дьяконов, В. М. Древние святилища Ленского района Республики Саха (Якутия) / В. М. Дьяконов // Интеграция археологических и этнографических исследований. — Иркутск : Иркутский государственный технический университет ; Омск : Омский филиал Института археологии и этнографии СО РАН, 2013. — Т. 2. — С. 251-255.

226.

Количество страниц: 6 с.

Река Нюя – крупный левый приток реки Лены, протекающая на территории Ленского района Республики Саха (Якутия) в её юго-западной части. Археологические исследования здесь ведутся 50 лет. За это время здесь было выявлено 5 археологических памятников, относящихся к различным этапам каменного века, эпохи палеометалла и средневековья (Усть-Нюя, Утакан, Саркы, Усть-Хамакы, Сюльдюкяр Нюйский), что показывает перспективность поиска и других археологических объектов в её бассейне.

Дьяконов, В. М. Археологические памятники реки Нюя (Юго-Западная Якутия) / В. М. Дьяконов // Человек и Север : антропология, археология, экология : материалы всероссийской конференции, г. Тюмень, 6-10 апреля 2015 г. — Тюмень : Издательство Института проблем освоения Севера СО РАН, 2015. — Вып. 3. — С. 115-120.

227.

Количество страниц: 6 с.

В рамках функционального подхода представлена семантическая структура микрополя объектного дистрибутива в якутском языке. Подробно рассмотрены диверсативный, цислокативный, амбулативный и квазидистрибутивный подтипы, выявлены их план выражения и особенности функционирования.
As part of the functional approach presented semantic structure microfield object distribution in the Yakut language. Details considered diversativc, collectively, ambulative, and quasi-distributive subtypes revealed their plan of cxpres-j sion and features of functioning.

Самсонова, Е. М. Объектный дистрибутив и его разновидности в якутском языке / Е. М. Самсонова // Северо-Восточный гуманитарный вестник. — 2015. — N 3 (12). — С. 63-68.

228.

Количество страниц: 7 с.

Статья представляет собой краткий обзор истории изучения якутских антропонимов в связи с исследованиями по грамматике якутского языка. Анализируются аспекты, направления, общность и индивидуальность рассмотренных работ.
The article presents a brief overview of the history of Yakut anthroponyms research, in connection with research on the grammar of the Yakyt language. Here analyzed aspects, directions, commonality and individual of reviewed works.

Николаев, Е. Р. Об изучении якутских антропонимов / Е. Р. Николаев // Северо-Восточный гуманитарный вестник. — 2015. — N 3 (12). — С. 57-63.

229.

Количество страниц: 5 с.

Автор вкратце освещает основные этапы становления якутской диалектологии, которая начиналась с предварительного сбора диалектного материала и первичных описаний некоторых якутских говоров. Упорная поисковая работа позволяла впоследствии написать ряд монографических работ, составить диалектологические словари и атласы. Дальнейшее фронтальное изучение говоров всех носителей якутского языка, в том числе якутов, обитающих за пределами Якутии. - требование времени, так как диалект - пережиточная форма существования языка, хранящая важные факты исторического развития языка и его носителей.
In this paper, the author briefly highlights the main stages of the Yakut dialectology, which began with a ?reliminary collection of dialectal material and primary descriptions of some of the Yakut dialects. Search •esistant work allowed later to write a number of monographic works, make dialectological dictionaries and atlases. Further frontal studying of dialects of all carriers of the Yakut language, including Yakuts living jtside of Yakutia, is the requirement of time because the dialect a relict form of existence of language, but veeps the important facts of the historical development of the language and its speakers.

Иванов, С. А. Итоги и задачи изучения якутской диалектологии / С. А. Иванов // Северо-Восточный гуманитарный вестник. — 2015. — N 3 (12). — С. 53-57.

230.

Количество страниц: 7 с.

Статья посвящена исследованиям Саха-французской археологической экспедиции в Верхоянском РС(Я), когда было обнаружено погребение молодой женщины с двумя новорожденными. В известном И.А. Худякова ҺКраткое описание Верхоянского округаһ (написан в 1868-1869 гг.) упоминается предание о дочери шамана, умершей во время родов. По ряду выявленных совпадений исследователи делают вывод о тождестве обнаруженного памятника с легендой.
The article is devoted to the research of Sakha - French archeological expedition in Vcrkhoyansky region of Rep lie of Sakha Yakutia, when a burial of young woman with two newborn babies was discovered. The well-known w of Ivan Khudyakov ҺShort description of Verkhoyansky regionһ (written by 1868-1869 years) mentions the leg about shaman’s daughter who died during childbirth. The researchers discovered many coincidences and made a с elusion of their similarity.

Кирьянов, Н. С. Памятник Лепсей II в Верхоянском районе РС(Я) и фольклорные материалы И. А. Худякова / Н. С. Кирьянов // Северо-Восточный гуманитарный вестник. — 2015. — N 3 (12). — С. 32-38.